редакция tvoi54.ru

Сказки и быль убойного отдела

Сказки и быль убойного отдела

Монологи сотрудника убойного отдела

Старший оперуполномоченный Управления уголовного розыска ГУ МВД России по Воронежской области капитан полиции Андрей Повалюхин поделился со «Щитом и мечом», что значит везение, как адреналин и вера в справедливость помогают сворачивать горы в поисках убийцы, а после его задержания — чувствовать, что одержал победу в своей маленькой войне.

Маму двоих детей из села Аношкино Лискинского района Воронежской области нашли в марте этого года мёртвой в лесопосадке — избитую, изрезанную ножом. На третьи сутки расследования убийства старший оперуполномоченный Управления уголовного розыска ГУ МВД России по Воронежской области капитан полиции Андрей Повалюхин возвращался в отдел полиции Лисок. Он разъезжал по заправкам и автосервисам. Раздавал ориентировки на автомобиль Daewoo Nexia табачного цвета, попавший на запись камеры видеонаблюдения. По одной из версий, женщина могла сесть в попутку, и водитель оказался убийцей. Заодно в дороге Повалюхин записывал номера встречных Daewoo Nexia, не похожих на ту, что находилась в розыске, чтобы потом вычеркнуть их из запрошенного в ГИБДД списка.

На перекрёстке оперативник заметил очередную Daewoo Nexia и собрался записать её номер. Поднял глаза выше и увидел на машине табачного цвета яркие наклейки — те самые, с видеозаписи. Отреагировал быстро: попросил водителя служебной машины перекрыть автомобилю дорогу. Вышел, представился, попросил проехать в отдел. Излучавший спокойствие молодой человек, улыбаясь, согласился.

Интуиция Андрея не обманула. Через несколько часов после исследования водителя на детекторе лжи криминалист-полиграфолог с уверенностью в 90% сказал, что задержанный — убийца. Вслед за косвенными парню предъявили прямые доказательства вины, и он признался в преступлении. Позже вскрыли чехлы заднего сидения его машины, под ними всё оказалось залито кровью.

Такие удачные задержания сотрудник «убойного» отдела Андрей Повалюхин и его коллеги объясняют везением, без которого в розыске никуда. Капитан полиции раскрыл читателям «Щита и меча» философию своей профессии.

Часовой механизм

— Раскрытие преступления могу сравнить с часовым механизмом, который ты кропотливо собираешь сам. У меня есть шестерёнки и сателлиты — технические и оперативно-поисковые возможности. Их нужно выстроить в таком порядке, чтобы большой механизм закрутился, стрелки пошли, куранты зазвенели. Сам рабочий процесс интересный, живой. Здорово составить сложный механизм, когда с самого начала практически ничего нет.

Здесь мирские законы

— Если совершил преступление, должен ответить по закону. Пусть у родных убитого будет хоть небольшое утешение. Я верю в Бога, верю в то, что всем воздастся по их делам. Но сейчас мы соблюдаем мирские законы. Нельзя ждать, когда за преступление воздастся потом. Иначе тогда зачем мы нужны, вся правовая система, уголовный кодекс, законы?

Жалость замылит глаз

— В работе сталкиваемся с жестокими убийствами. Каждое из них — трагедия для кого-то, поэтому оставляет след и в наших душах. Сочувствие к родным погибших есть, но нельзя принимать каждую чужую беду близко к сердцу. Жалость не поможет раскрыть преступление, скорее наоборот — замылит глаз. Появится ненужная предвзятость, что только помешает. Нам же надо выполнять свою работу: вычислить и поймать. Безусловно, убийц считаю негодяями, осуждаю их в душе. Но не мне их судить…

Зачем нужно войти в чужой образ

— Чтобы поймать преступника, нужно мыслить как преступник — догма поэтическая, но доля правды в ней есть. Когда вычисляешь убийцу, ставишь себя на его место и думаешь: «Почему совершил это, о чём думал?» Я детально изучаю человека, с которым работаю. Всё имеет значение: обстоятельства преступления, человеческие качества, с кем жил, где работал, как попал в такую ситуацию. Нужно знать все его слабые и сильные стороны, иначе ничего не получится.

Стереотипы о полицейских

Интересны наговоры о том, что мы «повесили» на кого-то убийство. По российским законам и на практике доказать причастность к такому преступлению очень тяжело. В любом деле есть тонкие детали и нюансы, о которых знает только человек, совершивший преступление. Мы стараемся их все, образно говоря, подчеркнуть красным. Система так устроена, что осудить невиновного за убийство невозможно. После оперативной работы много других фильтров: следствие, прокуратура, суд.

В обществе бытует мнение, что, дескать, полиция не умеет работать. Но это до той поры, пока людям не потребуется наша помощь. Не дай Бог, у них случается горе, и тогда зачастую жизнь заставляет изменить отношение к нам.

Также удивляет, когда от нас ждут результатов, которые видят в современных сериалах и фильмах, а там настоящая ахинея. К примеру, показывают, как по волоску определяют, какой мукомольный завод человек посетил три недели назад. Вот нам и говорят: «В сериале всё раскрыли, а вы, дураки, не можете».

Вот новый поворот

— До того как прийти в полицию, я шесть лет проработал в инкассации успешного банка. Параллельно учился на финансово-экономическом факультете вуза, думая о карьере экономиста. Зарплата была приличная, денег хватало. Всё было хорошо, пока я не стал ощущать, что работать ради самой работы неинтересно. Я чувствовал себя офисным планктоном. Пришёл на работу, расставил экипажи, они поехали по маршруту или ты сам поехал, собрали деньги. С утра одно действие, в обед второе, вечером третье. Каждый день одно и то же. День сурка.

В 2009 году, в возрасте 29 лет, решил резко изменить свою жизнь. Поступил на службу оперуполномоченным в отдел полиции Советского района. Первое время было сложно привыкнуть к тому, что доход уменьшился в четыре раза. Многие отговаривали. Некоторые до сих пор пальцем у виска крутят. Честно говоря, сначала переживал — сомневался, правильный ли сделал выбор. Но потом решил, что пути назад нет. Только вперёд.

Сначала стал работать на раскрытии квартирных краж. А через полгода меня позвали в «убойный» отдел. Теперь никакой монотонности нет. Задачи постоянно меняются, есть поле для манёвра. Считаю, что всё сложилось благополучно. Полтора года назад вновь стал студентом. Теперь получаю второе высшее образование на юридическом факультете.

Всё может оказаться неоднозначным

— В нашей работе нужно не забывать всем известную мудрость про медаль, у которой есть обратная сторона. Стоит рассмотреть ситуацию со всех сторон, даже когда кажется, что всё очевидно. Так честнее и правильнее.

Несколько лет назад у одного из местных кафе было обнаружено тело студента. Тот скончался до приезда скорой после внезапного нападения неизвестного. Благодаря записи камеры видеонаблюдения через несколько дней удалось задержать подозреваемого.

Волей-неволей мы обычно занимаем сторону потерпевшего. Человек мёртв, поэтому априори убийца — негодяй. Но тут, когда приехали за подозреваемым, преступника я в нём не увидел. Передо мной был скромный худой паренёк с добрыми глазами.

Оказалось, он увидел ругавшуюся пару на улице. Парень оскорблял подругу, угрожал ей. Охрана заведения не вмешивалась. А он решил заступиться за девушку. Признался, что, поскольку оппонент был намного крупнее, решил попробовать ударить его как можно сильнее. Чтобы тот сразу упал…

Злого умысла у него не было. Парень просто попал в нелепую ситуацию. Да, он преступник, но всё оказалось неоднозначно.

Вместо того чтобы осудить его за причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее смерть человека, а за это подсудимому грозило 15 лет тюрьмы, после трёх лет разбирательств суд признал его действия превышением пределов необходимой обороны.

Когда адреналин зашкаливает

— Куй железо, пока горячо! Раскрывать преступление лучше всего в первые дни, а то и часы после его совершения. Отталкиваться нужно от места происшествия. Действовать, пока есть свежие улики, следы, которые можно собрать.

Когда работа живая, ты на пятки наступаешь истине, гонишься за преступником, которого вот-вот удастся вычислить и поймать. Адреналин зашкаливает. Я тогда не в состоянии уснуть. Проверено: могу продержаться двое с половиной суток. Есть топливо — информация, с которой можно работать, — работаем до упора. Бывает, устал, надо отдыхать и есть время на передышку, а тут новая информация появилась. Бросаешь отдых.

Когда всё проверено и информации больше нет, нет результата, состояние печальное. Если всё сложилось, преступник задержан, чувствуешь большое облегчение. Появляется ощущение, что ты выиграл маленькую войну.

Такие слова всерьёз не воспринимаем

— Человек, который попал в моё поле зрения, сам выбрал свою судьбу.

Сгоряча задержанные могут угрожать, но их слова никто серьёзно не воспринимает. В глубине души каждый преступник понимает, что мы ловим их не ради своих корыстных интересов, а потому что работа у нас такая. Это я ему жизнь испортил? Я заставил человека убить? Но если скажу, что опасности нет, слукавлю. Правда, если к моменту задержания преступника мы понимаем, что он может стрелять, ранить, вызываем бойцов спецподразделений.

Без везения никуда

— В нашей работе без везения никуда. Если не везёт — так не везёт. Бывает, понимаешь, что человек виновен, видишь, что врёт, а ничего сделать не можешь. Нет прямых доказательств вины. После таких историй — самых обидных в работе – долго, словно черви изнутри грызут. Но бывает и невероятное везение, когда уехал на рутинное мероприятие, а вернулся с преступником. Так произошло в деле убитой женщины из села Аношкино. Я не рассчитывал найти убийцу во время рабочих поездок по дорогам Лискинского района. Помогли удача и наблюдательность. Убийца говорил, что не было сексуальной подоплёки, а я считаю, что она была. Просто никак не докажешь. Увидел красивую девушку на остановке, посадил в машину, по каким-то причинам всё пошло не так, как он задумывал. В итоге нападение вылилось в ограбление с жестоким убийством. И забрал-то всего 300 рублей и обручальное кольцо. Бросил её, мертвую, в лесопосадке. Раскидал вещи: продукты, подарки, которые девушка купила детям. Разве не мерзавец? Ещё и улыбался при задержании.

Как пришлось выкачать пруд

— За время работы в уголовном розыске объездил всю европейскую часть России. Куда-то меня отправляли отрабатывать версии по схожим преступлениям, куда-то — ловить сбежавших преступников. Чаще ездим в командировки в районы области, куда собираемся в один час, а живём по неделе-две в полевых условиях. Не сказать, что сидим там по горло в болоте или засадах, мы же не военные разведчики, не партизаны, но всё равно иногда бывает холодно и голодно. Из последнего особенно запомнилась поездка в село Митрофановка Кантемировского района. Тяжело там пришлось.

Местного бизнесмена застрелили во дворе собственного дома. Мужчина вышел из бани, и неизвестный открыл огонь. Предполагаемого убийцу вычислили довольно скоро. Серьёзный мотив был у местного фермера, которого бизнесмен вместе с партнёрами разорил, отобрав землю и другие активы. Собрать доказательства вины фермера было непросто. Для поиска выброшенного после убийства автомата нам пришлось… выкачать весь заливной пруд. Использовали пожарную машину, на которой стоит танковый двигатель. С помощью помпы со скоростью 410 литров в секунду мы перекачали пруд на другую сторону дороги. Правда, автомат тогда не нашли… Отыскали совсем в другом месте.

Думаю, если бы не раскрыли это убийство, были бы новые жертвы — партнёры разорившего его врага.

Лавры не нужны

— Мне достаточно знать, что я раскрыл преступление. Оперативники — немедийные люди. Из уголовного розыска редко кто уходит с орденами до колен, хотя их и честно заслуживает. Лавры нам не нужны, не за ними сюда идут. Просто работа такая. Просто так нужно.

 

Оксана ГРИБКОВА

Фото Романа ДЕМЬЯНЕНКО

Воронежская область

18:38
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...