редакция tvoi54.ru

Охота на острова. Почему Япония претендует на Курилы

Охота на острова. Почему Япония претендует на Курилы

Острова преткновения: отдаст ли Россия Японии Южные Курилы

Спор между Россией и Японией по поводу принадлежности Южных Курил ведется уже несколько десятилетий. Из-за нерешенности этого вопроса между двумя странами до сих пор не подписан мирный договор.

Почему переговоры ведутся так сложно и есть ли шанс найти приемлемое решение, которое устраивало бы обе стороны, — выяснял портал iz.ru.

Политический маневр

«Семьдесят лет мы ведем переговоры. Синдзо сказал: „Давайте поменяем подходы“. Давайте. Так вот какая идея мне пришла в голову: давайте заключим мирный договор — не сейчас, но до конца года — без всяких предварительных условий».

Эта реплика Владимира Путина на Владивостокском экономическом форуме вызвала в СМИ ажиотаж. Ответ Японии, впрочем, был предсказуем: заключать мир без решения территориального вопроса в Токио не готовы в силу массы обстоятельств. Любой политик, который зафиксирует в международном договоре хотя бы намек на отказ от претензий на так называемые северные территории, рискует проиграть выборы и закончить политическую карьеру.

Десятилетиями японские журналисты, политики и ученые объясняли нации, что вопрос возвращения Южных Курил для Страны Восходящего Солнца является принципиальным, и в конце концов объяснили.

Теперь при любом политическом маневре на российском фронте японские элиты должны учитывать пресловутую территориальную проблему.

Почему Япония хочет получить четыре южных острова Курильской гряды — понятно. Но почему Россия не хочет их отдавать?

От купцов до военных баз

О существовании Курильских островов большой мир не подозревал примерно до середины XVII века. Народ айнов, живший на них, когда-то населял все Японские острова, но под напором захватчиков, прибывших с материка, — предков будущих японцев — постепенно был уничтожен или вытеснен на север — на Хоккайдо, Курилы и Сахалин.

В 1635–1637 годах японская экспедиция обследовала самые южные острова Курильской гряды, в 1643 году голландский исследователь Мартин де Фриз обследовал Итуруп и Уруп и объявил последний собственностью Голландской Ост-Индской компании. Пятью годами позже северные острова были открыты русскими купцами. В XVIII веке русское правительство взялось за исследование Курил уже всерьез.

Русские экспедиции дошли до самого юга, нанесли на карту Шикотан и Хабомаи, а вскоре Екатерина II издала указ о том, что все Курилы до самой Японии являются российской территорией. Европейские державы приняли это к сведению. Мнение японцев на тот момент никого, кроме них самих, не волновало.

Три острова — так называемая Южная группа: Уруп, Итуруп и Кунашир, — а также Малая Курильская гряда — Шикотан и многочисленные необитаемые островки рядом с ним, которые японцы именуют Хабомаи, — оказались в серой зоне.

Русские не строили там укреплений и не размещали гарнизонов, а японцы были заняты главным образом колонизацией Хоккайдо. Лишь 7 февраля 1855 года между Россией и Японией был подписан первый договор о границе — Симодский трактат.

Согласно его условиям рубеж между японскими и российскими владениями проходил по проливу Фриза — по иронии судьбы названному по имени того самого голландского мореплавателя, который пытался объявить острова нидерландскими. Итуруп, Кунашир, Шикотан и Хабомаи отошли Японии, Уруп и острова дальше на север — России.

В 1875 году японцам передали уже всю гряду до самой Камчатки в обмен на южную часть Сахалина; 30 лет спустя Япония вернула ее себе по результатам Русско-японской войны, которую Россия проиграла.

Во время Второй мировой войны Япония входила в число государств Оси, но военные действия между Советским Союзом и Японской империей на протяжении большей части конфликта не велись, так как стороны в 1941 году подписали пакт о ненападении.

Однако 6 апреля 1945 года СССР, выполняя союзнические обязательства, предупредил Японию о денонсации пакта, а в августе объявил ей войну. Советские войска заняли все Курильские острова, на территории которых была создана Южно-Сахалинская область.

Но в итоге до мирного договора между Японией и СССР дело не дошло. Началась холодная война, отношения между бывшими союзниками накалились. Япония, оккупированная американскими войсками, в новом конфликте автоматически оказалась на стороне западного блока.

По условиям Сан-Францисского мирного договора 1951 года, который Союз подписывать отказался по целому ряду причин, Япония подтвердила возврат СССР всех Курил — кроме Итурупа, Шикотана, Кунашира и Хабомаи.

Пять лет спустя, казалось, появилась перспектива прочного мира: СССР и Япония приняли Московскую декларацию, по которой прекращалось состояние войны. Советское руководство тогда выразило готовность отдать Японии Шикотан и Хабомаи при условии, что она снимет претензии на Итуруп и Кунашир.

Но в итоге всё сорвалось. Штаты пригрозили Японии, что в случае подписания договора с Советским Союзом они не вернут ей архипелаг Рюкю. В 1960 году Токио и Вашингтон заключили соглашение о взаимном сотрудничестве и гарантиях безопасности, в котором содержалось положение о том, что США имеют право размещать в Японии войска любой численности и создавать военные базы, — и после этого Москва категорически отказалась от идеи мирного договора.

Если раньше у СССР сохранялась иллюзия того, что путем уступки Японии можно нормализовать с ней отношения, переведя ее в разряд хотя бы относительно нейтральных стран, то теперь передача островов означала, что на них вскоре появятся американские военные базы.

В результате мирный договор так и не был заключен — и не заключен до сих пор.

Лихие 1990-е

Советские лидеры вплоть до Горбачева не признавали наличие территориальной проблемы в принципе. В 1993 году, уже при Ельцине, была подписана Токийская декларация, в которой Москва и Токио обозначили намерение решить вопрос о принадлежности Южных Курил. В России это было воспринято с немалым беспокойством, в Японии, наоборот, с энтузиазмом.

Северный сосед переживал трудные времена, и в японской прессе того времени можно встретить самые безумные проекты — вплоть до покупки островов за крупную сумму, благо тогдашнее российское руководство было готово идти на бесконечные уступки западным партнерам.

Но в итоге и российские страхи, и японские надежды оказались беспочвенными: уже через несколько лет внешнеполитический курс России был скорректирован в пользу большего реализма, и речи о передаче Курил больше не шло.

В 2004 году вопрос неожиданно всплыл снова. Глава МИДа Сергей Лавров объявил, что Москва как государство — продолжатель СССР готова возобновить переговоры на базе Московской декларации — то есть подписать мирный договор и затем в качестве жеста доброй воли отдать Японии Шикотан и Хабомаи.

Японцы на компромисс не пошли, и уже в 2014-м Россия полностью вернулась к советской риторике, заявив, что никакого территориального спора у нее с Японией нет.

Позиция Москвы совершенно прозрачна, понятна и объяснима. Это позиция сильного: не Россия требует чего-то от Японии — совсем наоборот, японцы выдвигают претензии, которые не могут подкрепить ни военным, ни политическим образом. Соответственно со стороны России речь может идти лишь о жесте доброй воли — и не более.

Экономические отношения с Японией развиваются своим чередом, острова на них никак не влияют, а передача островов никак их не ускорит и не замедлит.

При этом передача островов может повлечь за собой ряд последствий, и их величина зависит от того, какие именно острова будут переданы.

Море закрытое, море открытое

«Это успех, к которому Россия шла долгие годы… По объему запасов эти территории — настоящая пещера Али-Бабы, доступ к которой открывает огромные возможности и перспективы для российской экономики…

Включение анклава в российский шельф устанавливает исключительные права России на ресурсы недр и морского дна анклава, включая промысел сидячих видов, то есть краба, моллюсков и так далее, а также распространяет российскую юрисдикцию на территорию анклава в части требований к промыслу, безопасности, охране окружающей среды».

Так министр природных ресурсов и экологии России Сергей Донской в 2013 году прокомментировал новость о том, что подкомиссия ООН приняла решение о признании Охотского моря внутренним морем России.

До того момента в самом центре Охотского моря существовал вытянутый с севера на юг анклав площадью 52 тыс. кв. км, за свою характерную форму получивший название «Арахисовая дыра» (Peanut Hole).

Дело в том, что 200-мильная особая экономическая зона России не дотягивалась до самого центра моря — таким образом, воды там считались международными и в них могли вести промысел морских животных и добычу полезных ископаемых суда любых государств. После того как подкомиссия ООН одобрила российскую заявку, море стало полностью российским.

У этой истории было много героев: ученые, которые доказали, что морское дно в районе «Арахисовой дыры» — континентальный шельф, дипломаты, сумевшие защитить российские притязания, и другие.

Япония преподнесла во время голосования в ООН сюрприз: Токио одним из первых поддержал российскую заявку. Это породило массу слухов о том, что Россия готова в обмен пойти на уступки по Курилам, но они так и остались слухами.

Что же произойдет со статусом Охотского моря, если Россия отдаст Японии два острова — Шикотан и Хабомаи? Ровным счетом ничего. Ни один из них не омывается его водами, следовательно, никаких изменений не предвидится. Но если Москва отдаст Токио также Кунашир и Итуруп, то ситуация будет уже не столь однозначной.

Дистанция между Кунаширом и Сахалином — менее 400 морских миль, то есть особая экономическая зона России полностью перекрывает юг Охотского моря. Но от Сахалина до Урупа уже 500 морских миль: между двумя частями экономической зоны образуется коридор, ведущий к «Арахисовой дыре».

Какие последствия это повлечет за собой, предсказать трудно.

На границе сейнер ходит хмуро

Похожая ситуация складывается и в военной сфере. Кунашир отделяется от японского Хоккайдо проливами Измены и Кунаширским; между Кунаширом и Итурупом лежит пролив Екатерины, между Итурупом и Урупом — пролив Фриза.

Сейчас проливы Екатерины и Фриза находятся под полным российским контролем, Измены и Кунаширский — под наблюдением. Ни одна неприятельская подводная лодка или корабль не смогут пройти в акваторию Охотского моря через острова Курильской гряды незамеченными, при этом российские подводные лодки и корабли могут спокойно выходить через глубоководные проливы Екатерины и Фриза.

В случае передачи Японии двух островов российским кораблям сложнее будет пользоваться проливом Екатерины; в случае передачи четырех — Россия полностью потеряет контроль над проливами Измены, Кунаширским и Екатерины и сможет лишь вести наблюдение за проливом Фриза. Таким образом, в системе охраны Охотского моря образуется дыра, которую невозможно будет заделать.

Экономика Курильских островов завязана в первую очередь на добычу и переработку рыбы. На Хабомаи экономики нет в связи с отсутствием населения, на Шикотане, где проживает около 3 тыс. человек, — рыбоконсервный завод.

Разумеется, в случае передачи этих островов Японии придется решать и судьбу живущих на них людей, и предприятий, и решение это не будет легким.

Но если Россия отдаст Итуруп и Кунашир, последствия будут куда больше. Сейчас на этих островах живет около 15 тыс. человек, идет активное строительство инфраструктуры, в 2014 году на Итурупе заработал международный аэропорт. Но самое главное — Итуруп богат полезными ископаемыми.

Там, в частности, находится единственное экономически выгодное месторождение рения — одного из самых редких металлов. До распада СССР российская промышленность получала его из казахского Джезказгана, и месторождение на вулкане Кудрявый — шанс полностью покончить с зависимостью от импорта рения.

Таким образом, если Россия отдаст Японии Хабомаи и Шикотан — она лишится части территории и понесет сравнительно небольшие экономические потери; если вдобавок отдаст Итуруп и Кунашир — пострадает куда больше как в экономическом, так и в стратегическом плане. Но в любом случае отдавать можно только тогда, когда другой стороне есть что предложить взамен. Токио пока предлагать нечего.

Россия хочет мира — но с сильной, миролюбивой и дружественной Японией, проводящей независимую внешнюю политику.

В нынешних условиях, когда эксперты и политики всё громче говорят о новой холодной войне, в дело вновь вступает безжалостная логика противостояния: отдав Японии, поддерживающей антироссийские санкции и сохраняющей на своей территории американские базы, Хабомаи и Шикотан, не говоря уже о Кунашире и Итурупе, Россия рискует просто потерять острова, не получив ничего взамен. Вряд ли Москва готова на это пойти.

Алексей Люсин

22:02
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
В октябре 2017 г. стартовал 27-й сезон безвизовых обменов между гражданами Японии и России — жителями Курильских островов...
В вышедшей шесть лет назад монографии «Россия и Япония: Узлы противоречий» автор этих строк выражал озабоченность по поводу...
Любые будущие договоренности по совместной хозяйственной деятельности РФ и Японии на Курильских островах не должны...
Если изобразить карту мира в виде схемы, на которой площадь государств будет отражать величину их внешнего долга, крупнейшими...
Россия приняла принципиальное решение о создании базы Военно-морского флота на Курильских островах, сообщил первый заместитель...